Приветствую Вас Гость | RSS

Нефтегазовый цугцванг - Petroleum Zugzwang

Пятница, 20.04.2018, 08:04

Опубликованные в печати фрагменты книги

Шмат В.В. На витке исторической спирали, или возвращение Менделеева // Идеи и идеалы. — 2013. — Т. 1, № 2. — С. 93—108.

Представлен отрывок из книги «Нефтегазовый цугцванг (Очерки экономических проблем рос- сийского нефтегазового сектора)», посвященной проблемам развития нефтегазового сектора как одной из главных частей отечественной экономики. Текст посвящен анализу наследия Д.И. Менде- леева в контексте современных проблем добывающего сектора и экономики России в целом.

В.В. Шмат. Нефтегазовый цугцванг. Очерки экономических проблем российского нефтегазового сектора // Экологический вестник России. — 2013. — № 4. — С. 24—32.

Неугасимые ярко полыхающие газовые факелы попутного газа давно уже стали непременным атрибутом многих отечественных нефтепромыслов. «Лисьи хвосты» хорошо видно с борта самолета, пролетающего над просторами Тюменской области. По скоплению огней, наблюдаемых из космоса, районы некоторых крупных нефтяных месторождений, например, Приобского, похожи на мегаполисы с многомиллионным населением. Задача утилизации ресурсов нефтяного попутного газа (НПГ) заслуживает особого внимания, поскольку является едва ли на самой показательной проблемой среди имеющих место в развитии российского НГС. Автор статьи предлагает читателям познакомиться с отрывками из его одноименной книги «Нефтегазовый цугцванг. Очерки экономических проблем российского нефтегазового сектора», готовящейся к выходу в свет в ближайшее время.

Шмат В.В. Зачем резать «дойную корову»?! // ЭКО. — 2013. — № 6. — С. 94—111.

Одним из знаковых событий последних лет стало падение добычи нефти (с газовым конденсатом) в Западной Сибири: с максимума (339–337 млн т) в 2006–2007 гг. до 316 млн т в 2011 г. Первыми в фазу падения в 2005 г. вступили Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО) и Томская область, но еще в 2006 г. благодаря росту добычи в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО) поддерживалась позитивная динамика производства по региону в целом. С 2008 г. началось сокращение добычи в Ханты-Мансийском автономном округе – главном нефтедобывающем регионе страны, из недр которого годом ранее было извлечено свыше 278 млн т нефти (почти 59% общероссийской добычи). При этом относительно плавная динамика темпов падения пока что обеспечивается за счет роста добычи газового конденсата в ЯНАО, которая в 2011 г. достигла 11,4 млн т, вплотную приблизившись к докризисному максимуму (11,7 млн т в 2006 г.) и превзошла уровень 2000 г. в 2,3 раза.

Шмат В. Проблемное газовое изобилие // Эксперт Сибирь. — 2013. — № 21. — С. 10—14.

Действительно эффективное развитие газовой промышленности на Востоке России невозможно в рамках корпоративных планов. Необходима иная парадигма развития отрасли, основанная на расширении внутреннего рынка, а не только на ее экспортных перспективах.

Шмат В. Свет в дальнем конце «газового тоннеля» // Эксперт-Сибирь. — 2013. — № 35. — С. 42—45.

Россия всегда будет стоять перед трилеммой: продавать, терять или хранить восточносибирский гелий. Чтобы правильно ее решать, стране нужно выработать прагматичную гелиевую стратегию, которая объединит усилия всех компаний-недропользователей и будет осуществляться при активном участии государства.

Шмат В.В. «Центр» оказался прав, потому что взял больше прав? // ЭКО. — 2013. — № 7. — С. 60—77.

Уровень социально-экономического развития нефтегазовых регионов тесно связан с политикой государства и нефтегазовых компаний. Отобрав у регионов часть полномочий, федеральный центр способствовал усилению крупных интегрированных компаний, которые в своей деятельности мало учитывают интересы регионов.
Развитие нефтегазовых территорий во всем мире происходит под контролем и при участии государства. Опыт северных стран, таких как Канада, свидетельствует: чем дальше на Север – тем активнее роль государства и выше мера его ответственности за судьбы нефтегазовых территорий. Но в странах с федеративным государственным устройством (той же Канаде или США) эти функции и полномочия в основном делегируются на региональный уровень, а за федеральным центром сохраняются ключевые законодательные функции, он определяет общие «правила игры», выступает в роли арбитра. В России же ситуация совершенно иная...

Шмат В.В. «Проклятие институтов» в сырьевой экономике // Институциональная трансформация экономики: условия инновационного развития: сб. статей по материалам III Междунар. науч. конф. (Новосибирск, 24-26 окт. 2013 г.) / отв. ред.: Г.П. Литвинцева; Мин-во обр. и науки РФ, Сиб. отд-е РАН, Прав-во Новосиб. обл., ИЭОПП СО РАН, Новосиб. гос. тех. ун-т [и др.]. — Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2013. — С. 208—215.

Миф о «ресурсном проклятии» застит глаза ученым и политикам, ведет к построению ошибочных научных теорий и принятию неадекватных управлен- ческих решений. Что же на самом деле мешает странам с сырьевой экономикой развиваться столь же успешно, как и мировым экономическим лидерам? Какое проклятие в действительности довлеет над сырьевыми экономиками? Это «проклятие институтов», сложившихся и развивающихся в рамках современно- го миропорядка, который держится на многогранной зависимости большинства стран и территорий от государств так называемого «первого мира».

В.В. Шмат. Нефтегазовый цугцванг. Очерки экономических проблем российского нефтегазового сектора // Экологический вестник России. — 2014. — № 1. — С. 42—49.

Экологический вестник России. — 2014. — № 2. — С. 30—37.

Можно без какого-либо преувеличения сказать, что нефть и газ Западной Сибири уже сыграли свою неоценимую историческую роль в социально-экономическом развитии СССР, а впоследствии - независимой Российской Федерации. Ресурсный потенциал региона столь велик, что и сегодня еще далеко и далеко не исчерпан, но, несмотря на это, нынешние государственные приоритеты по обеспечению роста добычи углеводородного сырья в России отданы другим территориям. В эволюционном развитии российской нефтедобычи происходит очередная «смена поколений», однако новые регионы-лидеры даже близко не могут сравниться с «дряхлеющей» Западной Сибирью по размерам ресурсно-сырьевой базы. Поэтому естественно возникает вопрос: не слишком ли рано мы «списываем со счетов» западносибирскую нефть, отдавая столь явное предпочтение Восточной Сибири, Якутии, дальневосточным и арктическим шельфам?

В.В. Шмат. Нефтегазовый цугцванг. Очерки экономических проблем российского нефтегазового сектора // Экологический вестник России. — 2014. — № 3. — С. 36—43.

Многие проблемы в развитии отечественного нефтегазового сектора на протяжении длительного времени компенсировалась благоприятными свойствами ресурсно-сырьевой базы. Наличие довольно большого числа крупных и высокопродуктивных месторождений позволяло добывать углеводороды с приемлемым уровнем издержек даже при использовании относительно простых и несовершенных технологий. Однако в последние годы действие природного компенсирующего фактора значительно ослабло вследствие истощения сырьевой базы и, как следствие, ухудшения качества ресурсов и запасов нефти и газа. Собственно говоря, несовершенство массово применяемых технологий и проявляется в таких условиях, когда ухудшается качество сырьевой базы.

Шмат В. Гонка за объемами добычи себя исчерпала // Эксперт. — 2014. — № 11. — С. 42.

Точкой отсчета в истории отечественной промышленной нефтедобычи принято считать 1864 год, когда на Кубани под руководством полковника Новосильцева была пробурена первая нефтяная скважина...
С тех пор прошло 150 лет, и очень многое изменилось. Ушли в прошлое империи: сначала царская, а за ней — советская. Сегодня мы пытаемся построить «энергетическую сверхдержаву» в новых условиях.
Советская парадигма развития нефтяной промышленности в России исчерпана: новых гигантских провинций легкоизвлекаемых углеводородов, подобных Урало-Поволжью и Западной Сиюири больше не будет...

Шмат В.В. Мифы региональной политики: сибирский «сепаратизм» // Регион: экономика и социология. — 2014. — № 2. — С. 52—66.

Федеральный центр пытается выстроить взаимоотношения с регионами в рамки властной вертикали. Политика центра и монополизированного российского бизнеса ведет к реальному сужению компетенций и финансовой базы саморазвития регионов, ставит под сомнение основополагающие принципы федерализма. Больнее всего это бьет по интересам регионов Сибири и Дальнего Востока, но в итоге противоречит общенациональным интересам России. Вероятно, центр обеспокоен мнимой угрозой «сибирского сепаратизма», имеющей давнюю историю. Но сегодня для сохранения восточных территорий в составе России требуется, прежде всего, не административный ресурс, а реальная экономическая интеграция и «реиндустриализация» Сибири. Только экономически сильная Сибирь способна «приращивать могущество России».

Шмат В.В. Нефтегазовый сектор, экономические реформы и восточная политика России // Интерэкспо ГЕО-Сибирь-2014. X Междунар. науч. конгр. и выставка, 8-18 апр. 2014 г., Новосибирск: Междунар. науч. конф. «Экономическое развитие Сибири и Дальнего Востока. Экономика природопользования, землеустройство, лесоустройство, управление недвижимостью»: сб. материалов в 2 т. / Сиб. гос. геодезич. акад. — Новосибирск: СГГА, 2014. — Т. 1. — С. 197—201.

Социально-экономическое развитие Сибири и Дальнего Востока, опирающееся главным образом на освоение природно-ресурсного потенциала, связано с серьезными рисками. Нужно искать иной путь, который действительно сможет обеспечить устойчивый рост и реинтеграцию восточных регионов в экономическое пространство России. Это — путь «неоиндустриализации», сбалансированного развития обрабатывающего и ресурсного секторов с учетом интересов Федерации, регионов и бизнеса. Такова суть «новой восточной политики» России.